Сохранить научные связи хотя бы на уровне исследователей!

Идет разрыв всех связей с Россией, в том числе и научных. Российские ученые в подавляющем большинстве против войны – об этом свидетельствует соотношение чисел научных работников, подписавших письмо против войны – около 8000  (см. этот сайт) и числа ученых, предложивших “сплотиться вокруг Президента в это нелегкое время” – несколько сотен, (в основном на администраторы, см. например, письмо союза ректоров). Тем не менее, действует принцип коллективной ответственности, и никто не различает – какой позиции придерживается тот или иной исследователь, та или иная научная группа. Это можно понять – происходят страшные вещи, все в шоке, в том числе и те, кто попадает под каток этой коллективной ответственности – им сложней всего.

Поэтому очень важны призывы зарубежных коллег к более избирательному походу. Это важно: коллективная ответственность отбрасывает людей по национальному признаку на другую сторону фронта, ослабляя тем самым, союз против зла. Публикуем просьбу французского биолога Патрика Лемэра. Он пытается сохранить связи хотя бы на индивидуальном уровне. В этом ему очень поможет анкета, заполненная как можно большим числом российских ученых. Здесь находится ФОРМА для ее заполнения. Важно иметь ответы к концу дня 16 марта.

 

Дорогие коллеги,

Меня зовут Патрик Лемэр. Цель моего обращения – получить от вас информацию о потребностях российских ученых в этой сложной ситуации, чтобы мы могли попытаться помочь.

Я- французский биолог из Национального центра научных исследований Франции (CNRS), который некоторые из вас, возможно, знают или даже посещали. Я также являюсь президентом Альянса французских научных обществ, который объединяет около 70 научных обществ от гуманитарных до инженерных наук, социальных наук, физики, химии, биологии, информатики, математики…

После решения Путина о вторжении в Украину, вопреки международному праву, наш Альянс опубликовал пресс-релиз, осуждающий вторжение и призывающий французское правительство содействовать приему беженцев-украинских ученых и оказать помощь украинским студентам во Франции. Что касается России, в нашем тексте подчеркивается удивительное мужество многих российских ученых, подписавших открытое письмо с осуждением вторжения. Мы потребовали отстранить российские научные учреждения от международного сотрудничества, но разрешить отдельным коллегам в России продолжать работать со своими французскими коллегами. Несколько французских институтов заняли такую же позицию – запретить работу институтов, а не отдельных ученых, но оказать возможную поддержку российским ученым и студентам во Франции.

Учитывая недавние законы, осуждающие противников вторжения на срок до 15 лет тюремного заключения, я обеспокоен тем, что некоторые из вас могут подвергнуться прямой угрозе. Я считаю, что Франция и другие страны должны оказывать российским ученым максимально возможную поддержку. Меня также беспокоит то, что несколько журналов решили не допускать статьи российских (и украинских) ученых к публикации. (…). Мне кажется, что санкции против российских институтов должны быть такого характера, чтобы они не способствовали дальнейшей угрозе научной свободе в России.

Итак, у меня есть несколько вопросов, на которые я надеюсь получить ваши ответы. По понятным причинам, ответы могут быть анонимными. Я заранее прошу прощения за мое очень слабое знание российской академической системы, что могло привести к вопросам, неожиданным для Вас).