Опасность политизации науки

T-invariant пуб­ли­ку­ет пере­вод ста­тьи Анны Крыловой, про­фес­со­ра химии Университета Южной Калифорнии. Крылова пишет о необ­хо­ди­мо­сти сохра­нить неза­ви­си­мость нау­ки и не допу­стить вме­ша­тель­ства идео­ло­гии и цен­зу­ры пусть и с самы­ми бла­ги­ми наме­ре­ни­я­ми. Крылова сосре­до­то­чи­ва­ет­ся на пере­име­но­ва­нии науч­ных поня­тий и про­бле­ме кан­се­лин­га уче­ных на осно­ва­нии их «непра­виль­но­го пове­де­ния» или даже цве­та кожи. Крылова счи­та­ет, что глав­ное - сохра­нить «сво­бод­ный и нецен­зу­ри­ро­ван­ный обмен иде­я­ми и про­дол­жить нашу основ­ную мис­сию — поиск исти­ны, сосре­до­то­чив вни­ма­ние на реше­нии реаль­ных, важ­ных про­блем человечества».
Статья была опуб­ли­ко­ва­на в декаб­ре 2021 года в жур­на­ле “The Journal of Physical Chemistry Letters” и ста­ла сво­е­го рода науч­ным бест­сел­ле­ром: она нахо­дит­ся в сво­бод­ном досту­пе и была пере­ве­де­на на эстон­ский и поль­ский. На сего­дняш­ний день ее про­смот­ре­ли более 100 тысяч раз.

«Это пре­крас­но — уни­что­жать слова».
«…неуже­ли вам непо­нят­но, что зада­ча ново­яза — сузить гори­зон­ты мыс­ли? В кон­це кон­цов мы сде­ла­ем мысле­пре­ступ­ле­ние попро­сту невоз­мож­ным — для него не оста­нет­ся слов».
Джордж Оруэлл. 1984. Перевод В. Голышева

Я вырос­ла в горо­де, назва­ние кото­ро­го за его корот­кую исто­рию (чуть более 150 лет) меня­лось трижды.(2,3) Основанный в 1869 году вокруг ста­ле­ли­тей­но­го заво­да и несколь­ких уголь­ных шахт, постро­ен­ных вал­лий­ским про­мыш­лен­ни­ком Джоном Хьюзом, посе­лок пер­во­на­чаль­но назы­вал­ся Хьюсовка (или Юзовка). Когда боль­ше­ви­ки при­шли к вла­сти в резуль­та­те рево­лю­ции 1917 года, новое совет­ское пра­ви­тель­ство рабо­че­го клас­са реши­ло очи­стить стра­ну от идео­ло­ги­че­ски вред­но­го вли­я­ния во имя про­ле­та­ри­а­та и все­мир­ной борь­бы угне­тен­ных масс. Города и гео­гра­фи­че­ские назва­ния были изменены,(4) памят­ни­ки сне­се­ны, кни­ги уни­что­же­ны, а мно­гие мил­ли­о­ны людей были аре­сто­ва­ны и убиты.(5)

Добрались комис­са­ры и до Юзовки, и город был лишен име­ни его осно­ва­те­ля, пред­ста­ви­те­ля враж­деб­но­го клас­са ино­стран­ных угне­та­те­лей. Выражаясь совре­мен­ным язы­ком, Хьюза «закан­се­ли­ли» («отме­ни­ли»).(* прим. пере­вод­чи­ка обо­зна­че­ны в тек­сте звез­доч­ка­ми). Несколько меся­цев город назы­вал­ся Троцком (в честь Льва Троцкого), пока Троцкий не про­иг­рал в борь­бе за власть в пар­тии и его само­го не «закан­се­ли­ли» (см. Рисунок 1).

В 1924 году город пере­име­но­ва­ли в честь ново­го вер­хов­но­го руко­во­ди­те­ля Коммунистической пар­тии (город был пере­име­но­ван в Сталин), а через несколь­ко лет дали назва­ние — Сталино. В атте­ста­тах моей мате­ри напи­са­но «Сталино». После смер­ти Сталина в 1953 году Коммунистическая пар­тия под­ве­ла ито­ги и при­зна­ла, что несколь­ко деся­ти­ле­тий тер­ро­ра и мно­гие мил­ли­о­ны уби­тых это немно­го черес­чур. Сталина тоже закан­се­ли­ли: его тело убра­ли из Мавзолея на Красной пло­ща­ди (где оно нахо­ди­лось рядом с телом Ленина), учеб­ни­ки и энцик­ло­пе­дии в оче­ред­ной раз пере­пи­са­ли, а горо­да, учре­жде­ния и гео­гра­фи­че­ские назва­ния, носив­шие его имя, были немед­лен­но пере­име­но­ва­ны. Сталино ста­ло Донецком, по реке Северский Донец.

Рисунок 1. Советская исто­рия посто­ян­но пере­смат­ри­ва­лась в соот­вет­ствии с теку­щей лини­ей пар­тии. Исторические фото­гра­фии регу­ляр­но рету­ши­ро­ва­лись, а учеб­ни­ки пере­пи­сы­ва­лись, что­бы сте­реть «заканселенных».(1) Слева: Ленин высту­па­ет в Москве перед сол­да­та­ми Красной Армии в 1920 году. Лев Троцкий и Лев Каменев сто­ят сле­ва от него на лест­ни­це. Справа: та же сце­на, но Троцкий и Каменев закра­ше­ны после их кан­се­лин­га. В пер­вые годы совет­ской вла­сти они были геро­я­ми рево­лю­ции, но потом были объ­яв­ле­ны пре­да­те­ля­ми и вра­га­ми наро­да. (Фотография Г. П. Гольдштейна, 5 мая 1920 г. Part of the David King Collection. Purchased from David King by Tate Archive 2016. Photo copyright Tate.)

Я вырос­ла в отно­си­тель­но спо­кой­ный после­ста­лин­ский пери­од совет­ской вла­сти. Однако идео­ло­гия про­ни­зы­ва­ла все сто­ро­ны жиз­ни. От любо­го чело­ве­ка тре­бо­ва­лось стро­гое сле­до­ва­ние линии пар­тии и идео­ло­ги­че­ски пра­виль­ное пове­де­ние. Отказ от вступ­ле­ния в моло­деж­ную ком­му­ни­сти­че­скую орга­ни­за­цию (ком­со­мол или ВЛКСМ) мог тяже­ло отра­зить­ся на карье­ре: чело­век, не явля­ю­щий­ся чле­ном ВЛКСМ, не мог посту­пить в вуз. Открытое испо­ве­да­ние рели­гии мог­ло при­ве­сти и к более мрач­ным послед­стви­ям, вплоть до тюрем­но­го заклю­че­ния. Как и чте­ние не тех книг (Оруэлла, Солженицына и т.д.). Даже сбор­ник сти­хов, не одоб­рен­ный госу­дар­ством, мог стать при­чи­ной неприятностей.

Простого под­чи­не­ния было мало: коми­те­ты по идео­ло­гии посто­ян­но отсле­жи­ва­ли людей, чья под­держ­ка режи­ма каза­лась им недо­ста­точ­ной. Нередко нака­зы­ва­лись недо­ста­точ­ная актив­ность во вре­мя обя­за­тель­ных поли­ти­че­ских меро­при­я­тий (полит­ин­фор­ма­ций или ком­со­моль­ских собра­ний) или опоз­да­ние на обя­за­тель­ные мас­со­вые тор­же­ства (такие, как май­ские или ноябрь­ские демон­стра­ции). Однажды я полу­чи­ла пре­ду­пре­жде­ние за про­па­ган­ду импе­ри­а­лиз­ма, появив­шись в джин­сах на нефор­маль­ном школь­ном меро­при­я­тии. Досье мое­го дру­га было испор­че­но (что лиши­ло его воз­мож­но­сти посту­пить в аспи­ран­ту­ру) тем, что он сбе­жал с «кар­тош­ки» (еже­год­ной сту­ден­че­ской рабо­ты в кол­хо­зе). Такая «доб­ро­воль­ная» помощь кол­хоз­ни­кам была обя­за­тель­ной частью про­грам­мы обу­че­ния в вузах. (рис. 2).

Рисунок 2. Студентки-хими­ки чет­вер­то­го кур­са МГУ (автор спра­ва) отды­ха­ют в пере­ры­ве на кар­то­фель­ном поле во вре­мя обя­за­тель­ных сель­ско­хо­зяй­ствен­ных работ. Около 1987. Палочки исполь­зо­ва­лись для того, что­бы счи­стить с кар­то­фе­лин налип­шую на них грязь.

Наука не была избав­ле­на от это­го жест­ко­го идео­ло­ги­че­ско­го контроля.(6) Западное вли­я­ние счи­та­лось опас­ным. Учебники и науч­ные тру­ды неустан­но под­чер­ки­ва­ли при­о­ри­тет и пре­вос­ход­ство рус­ской и совет­ской науки.

Целые дис­ци­пли­ны были объ­яв­ле­ны идео­ло­ги­че­ски вред­ны­ми, реак­ци­он­ны­ми и враж­деб­ны­ми рабо­че­му клас­су и миро­вой рево­лю­ции. Яркими при­ме­ра­ми «бур­жу­аз­ных псев­до­на­ук» были гене­ти­ка и кибер­не­ти­ка. Квантовую меха­ни­ку и общую тео­рию отно­си­тель­но­сти тоже кри­ти­ко­ва­ли за недо­ста­точ­ное соот­вет­ствие диа­лек­ти­че­ско­му материализму.

Наиболее зна­чи­мой для химии была так назы­ва­е­мая «анти­ре­зо­нанс­ная кам­па­ния» (1949 – 1951).(7) Теория резо­ни­ру­ю­щих струк­тур, кото­рая при­нес­ла Лайнусу Полингу Нобелевскую пре­мию в 1954 году, была при­зна­на бур­жу­аз­ной лже­на­у­кой. Ученых, пытав­ших­ся защи­тить досто­ин­ства тео­рии и ее полез­ность для пони­ма­ния хими­че­ских струк­тур, обви­ни­ли в «кос­мо­по­ли­тиз­ме» (сим­па­ти­ях к Западу) и рабо­леп­стве перед запад­ной бур­жу­аз­ной нау­кой. Некоторые уче­ные поте­ря­ли рабо­ту. Двум извест­ным сто­рон­ни­кам тео­рии резо­нан­са: Якову Сыркину и Мирре Дяткиной — при­шлось каять­ся в сво­их идео­ло­ги­че­ских гре­хах и пуб­лич­но осуж­дать резо­нанс. Между тем, дру­гие чле­ны науч­но­го сооб­ще­ства вос­поль­зо­ва­лись этой поли­ти­че­ской чист­кой что­бы про­дви­нуть­ся по карьер­ной лестнице.(7,8) Как отме­ча­ли мно­гие ученые(7,8), в том чис­ле и сам Полинг,(9) мас­со­вая анти­ре­зо­нанс­ная кам­па­ния была ини­ци­и­ро­ва­на людь­ми, кото­рые были «недо­воль­ны рас­ста­нов­кой сил в сво­ей науке».(7) Это повто­ря­ю­щий­ся мотив во всех поли­ти­че­ских кам­па­ни­ях внут­ри нау­ки и в Советской России, и в нацист­ской Германии, и в Америке вре­мен Маккарти: те, кто нахо­дит­ся «на пра­виль­ной сто­роне исто­рии», могут пере­прыг­нуть несколь­ко сту­пе­нек и занять место тех, кто заканселен.

К тому вре­ме­ни, когда я изу­ча­ла кван­то­вую химию в МГУ, тео­рия резо­нан­са была реа­би­ли­ти­ро­ва­на. Однако исто­рия борь­ба с тео­ри­ей резо­нан­са и свя­зан­ные с ней неспра­вед­ли­во­сти не обсуж­да­лись откры­то: КПСС не при­вет­ство­ва­ла раз­го­во­ры о сво­их про­шлых ошиб­ках. Я пом­ню, как слы­ша­ла отрыв­ки этой исто­рии, рас­ска­зан­ные кем-то на вече­рин­ке после того, как язы­ки раз­вя­за­лись от обиль­но­го возлияния.

Перенесемся в 2021 год — в дру­гое сто­ле­тие. Холодная вой­на оста­лась в дале­ком про­шлом. Страны, ука­зан­ной в моем сви­де­тель­стве о рож­де­нии, школь­ных и уни­вер­си­тет­ских дипло­мах, — СССР - боль­ше нет на кар­те. Но я ощу­щаю его насле­дие в несколь­ких тыся­чах миль к запа­ду, как буд­то живу в суме­реч­ной зоне Оруэлла. Мы видим посто­ян­но рас­ту­щие попыт­ки под­верг­нуть нау­ку и обра­зо­ва­ние идео­ло­ги­че­ско­му кон­тро­лю и цензуре.

Как и в совет­ские вре­ме­на, цен­зу­ра оправ­ды­ва­ет­ся выс­шим бла­гом. Если в 1950 году таким бла­гом была Мировая рево­лю­ция (это в СССР, а в США выс­шим бла­гом была борь­ба с ком­му­низ­мом), то в 2021 году выс­шим бла­гом объ­яв­ле­на «Социальная спра­вед­ли­вость» (здесь важ­на заглав­ная бук­ва: «Социальная спра­вед­ли­вость» — это кон­крет­ная идео­ло­гия, цели кото­рой име­ют мало обще­го с тем, что озна­ча­ет «соци­аль­ная спра­вед­ли­вость» со строч­ной бук­вы на обыч­ном рус­ском языке).(10-12) Как и в СССР, цен­зу­ра с энту­зи­аз­мом навя­зы­ва­ет­ся и сни­зу — чле­на­ми науч­но­го сооб­ще­ства, чьи моти­вы варьи­ру­ют­ся от наив­но­го иде­а­лиз­ма до цинич­ной борь­бы за власть.

Если во вре­ме­на Большого террора(5,13) опас­ные заго­во­ры и замыс­лы про­тив миро­вой рево­лю­ции отыс­ки­ва­лись и заме­ча­лись повсю­ду: от иллю­стра­ций в дет­ских кни­гах до при­че­сок и моды, то сего­дня нам гово­рят, что расизм, пат­ри­ар­хат, жено­не­на­вист­ни­че­ство и дру­гие предо­су­ди­тель­ные идеи зако­ди­ро­ва­ны в науч­ных тер­ми­нах, назва­ни­ях урав­не­ний и в самых обыч­ных сло­вах. Нам гово­рят, что для того, что­бы постро­ить луч­ший мир и решить про­бле­му соци­аль­но­го нера­вен­ства, нам необ­хо­ди­мо очи­стить нашу лите­ра­ту­ру от имен людей, чьи био­гра­фии не соот­вет­ству­ют высо­ким стан­дар­там само­по­ма­зан­ных носи­те­лей и избран­ни­ков новой истины.(11) Нам гово­рят, что нуж­но пере­пи­сать наши учеб­ные про­грам­мы и изме­нить то, как мы учим и говорим.(14,15)

В каче­стве при­ме­ра поли­ти­че­ской цен­зу­ры и куль­ту­ры кан­се­лин­га рас­смот­рим недавнее(16) обсуж­де­ние мно­го­ве­ко­вой тра­ди­ции при­сво­е­ния назва­ний науч­ным поня­ти­ям и откры­ти­ям (прин­цип Архимеда, зако­ны дви­же­ния Ньютона, урав­не­ние Шредингера, закон Кюри и т. д.). Авторы ста­тьи при­зы­ва­ют к бди­тель­но­сти при при­сво­е­нии назва­ний откры­ти­ям и утвер­жда­ют, что «назы­ва­ние, осно­ван­ное на инклю­зив­ных при­о­ри­те­тах, может открыть путь к более бога­то­му, глу­бо­ко­му и надеж­но­му пони­ма­нию нау­ки и ее развития».

В самом деле? На каких эмпи­ри­че­ских дан­ных это осно­ва­но? История учит нас обрат­но­му: резуль­та­ты нау­ки, осно­ван­ной на заслу­гах, в либе­раль­ных, плю­ра­ли­сти­че­ских обще­ствах зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дят резуль­та­ты идео­ло­ги­че­ски кон­тро­ли­ру­е­мой нау­ки СССР и дру­гих тота­ли­тар­ных режимов.(17) Авторы ста­тьи при­зы­ва­ют убрать име­на людей, кото­рые нару­ши­ли мораль­ные или эти­че­ские нор­мы. Примеры (16) вклю­ча­ют Фрица Хабера, Питера Дебая и Уильяма Шокли, но спи­сок мож­но было бы лег­ко рас­ши­рить, вклю­чив в него Штарка (защи­тил изгна­ние евре­ев из немец­ких институтов),(18) Гейзенберга (руко­во­дил немец­кой про­грам­мой созда­ния ядер­но­го оружия),(19 ) и Шредингера (имел роман­ти­че­ские отно­ше­ния с несо­вер­шен­но­лет­ни­ми девуш­ка­ми). (19) (**)

Действительно, науч­ные обще­ства в насто­я­щее вре­мя при­ла­га­ют зна­чи­тель­ные уси­лия к про­ве­де­нию подоб­ных кам­па­ний по пере­име­но­ва­нии. Среди послед­них при­ме­ров кан­се­лин­га мож­но назвать пере­име­но­ва­ние Премии Фишера Обществом Эволюции, несмот­ря на аргу­мен­ти­ро­ван­ные воз­ра­же­ния со сто­ро­ны 10 про­шлых пре­зи­ден­тов и вице-пре­зи­ден­тов общества.(20)

Нет сомне­ний, что мно­гие извест­ные уче­ные при­дер­жи­ва­лись недо­пу­сти­мых взгля­дов или вели себя непри­ем­ле­мо по сего­дняш­ним меркам.(21) Их науч­ное насле­дие часто неод­но­знач­но. Например, Фриц Хабер явля­ет­ся одно­вре­мен­но отцом совре­мен­ной хими­че­ской вой­ны и чело­ве­ком, чьи раз­ра­бот­ки в обла­сти фик­са­ции азо­та поз­во­ли­ли создать мине­раль­ные удоб­ре­ния и сего­дня кор­мят всю планету.(22) Ученые не святые.(21) Это люди, родив­ши­е­ся в том месте и в то вре­мя, кото­рые они не выби­ра­ли. Они, как и их после­до­ва­те­ли, нахо­ди­ли свой путь в обсто­я­тель­ствах сво­ей жиз­ни, таких как тота­ли­тар­ные режи­мы, миро­вые вой­ны и рево­лю­ции. Иногда они дела­ли пра­виль­ный выбор, ино­гда оши­ба­лись. Некоторые доро­го запла­ти­ли за свои ошиб­ки. Хабер (22) был настоль­ко исто­вым пат­ри­о­том Германии, что актив­но раз­ра­ба­ты­вал хими­че­ское ору­жие, что­бы обес­пе­чить род­ной Германии воен­ное пре­иму­ще­ство. Однако роди­на его отверг­ла, пото­му что он был евре­ем. Ему едва уда­лось бежать, а мно­гие чле­ны его боль­шой семьи погиб­ли в кон­цен­тра­ци­он­ных лаге­рях. Как писал Штерн в сво­ем эссе (22), дей­стви­тель­но ли мы настоль­ко мораль­но выше, что можем «судить о жиз­ни по одной ката­стро­фи­че­ской дефор­ма­ции, кото­рая в неко­то­ром смыс­ле оли­це­тво­ря­ет худ­шие недо­стат­ки его само­го и его страны?»

Советская исто­рия пол­на при­ме­ров уче­ных-пат­ри­о­тов, кото­рые были аре­сто­ва­ны и уби­ты режи­мом, хотя они про­воз­гла­ша­ли свою без­ого­во­роч­ную пре­дан­ность Мировой Революции. Одной из таких тра­ги­че­ских фигур стал Ганс Гельман. Он был вынуж­ден бежать из Германии в 1933 году (его жена была еврей­кой) и, несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные пре­ду­пре­жде­ния, при­е­хал в Советский Союз (пото­му что он верил в соци­а­ли­сти­че­ские иде­а­лы). Он был каз­нен совет­ским режи­мом как враг наро­да в 1938 году.(23) (***)

Одни извест­ные уче­ные ста­ли бес­страш­ны­ми дис­си­ден­та­ми, а дру­гие — кон­фор­ми­ста­ми и оппор­ту­ни­ста­ми. Должны ли мы судить об их науч­ном вкла­де по их поли­ти­че­ско­му поло­же­нию, сте­пе­ни их сотруд­ни­че­ства с репрес­сив­ны­ми режи­ма­ми или по тому, насколь­ко бес­по­роч­ной была их лич­ная жизнь? Авторы статьи(16) захо­дят так дале­ко, что пред­ла­га­ют исполь­зо­вать назва­ния науч­ных откры­тий и учре­жде­ний для про­дви­же­ния идео­ло­гии, то есть в каче­стве инстру­мен­та про­па­ган­ды, как это дела­лось совет­ски­ми, нацист­ски­ми и мао­ист­ски­ми режимами.

Перекресток нау­ки, мора­ли и идео­ло­гии изу­ча­лось мно­ги­ми уче­ны­ми и исто­ри­ка­ми. История предо­став­ля­ет мно­же­ство дока­за­тельств того, что тота­ли­тар­ная цен­зу­ра нау­ки вред­на для про­грес­са и бла­го­со­сто­я­ния обще­ства. Научные нор­мы Мертона пред­пи­сы­ва­ют чет­кое раз­де­ле­ние нау­ки и морали.(24) Особенно актуа­лен прин­цип уни­вер­саль­но­сти Мертона, кото­рый гла­сит, что заяв­ки на исти­ну оце­ни­ва­ют­ся с точ­ки зре­ния уни­вер­саль­ных или без­лич­ных кри­те­ри­ев, а не на осно­ве расы, клас­са, пола, рели­гии или национальности.(24) Попросту, мы долж­ны оце­ни­вать, воз­на­граж­дать и при­зна­вать науч­ный вклад стро­го на осно­ве его интел­лек­ту­аль­ных досто­инств, а не на осно­ве лич­ных качеств уче­ных или теку­щей поли­ти­че­ской повест­ки дня.

Беседы об исто­рии нау­ки и слож­но­сти ее соци­аль­ных и эти­че­ских аспек­тов могут обо­га­тить нашу жизнь и долж­ны стать желан­ным допол­не­ни­ем к учеб­ным про­грам­мам по есте­ствен­ным нау­кам. История нау­ки может научить нас ценить слож­ность мира и чело­ве­че­ства. Это так­же может помочь нам разо­брать­ся в неот­лож­ных совре­мен­ных проблемах.(25) Цензура и кан­се­линг не сде­ла­ют нас умнее, не при­ве­дут к раз­ви­тию нау­ки и не помо­гут сле­ду­ю­ще­му поко­ле­нию уче­ных сде­лать пра­виль­ный выбор.

Авторы статьи(16) при­зна­ют исто­ри­че­ские слож­но­сти и то, что мораль­ные и эти­че­ские стан­дар­ты меня­ют­ся со вре­ме­нем. Они высту­па­ют про­тив кан­се­лин­га Дебая, ссы­ла­ясь на рас­сле­до­ва­ния, кото­рые при­шли к выво­ду, что Дебай не пере­шел чер­ту. Однако они тре­бу­ют пере­име­но­вать «пре­дел Шокли – Квиссера». Они при­зы­ва­ют к кан­се­лин­гу Шокли в каче­стве нака­за­ния за его отвра­ти­тель­ные взгля­ды на вопро­сы, нахо­дя­щи­е­ся дале­ко за пре­де­ла­ми его ком­пе­тен­ции, такие как раса, пол и IQ. Если мы ото­рвем­ся от заря­жен­но­го поли­ти­че­ско­го содер­жа­ния пуб­ли­ка­ций Шокли на эти темы, мы смо­жем срав­нить его мини­маль­ный науч­ный вклад в эти обла­сти с фиа­ско Полинга с вита­ми­ном С (аскор­би­но­вая кислота).(26) Должны ли мы кан­се­лить Полинга за то, что он вышел за пре­де­лы сво­ей ком­пе­тен­ции и сде­лал опас­ные с меди­цин­ской точ­ки зре­ния заяв­ле­ния? Что явля­ет­ся боль­шим про­ступ­ком — пуб­ли­ка­ция ста­тьи евге­ни­че­ско­го содер­жа­ния или про­па­ган­да вита­ми­на С как лекар­ства от рака? Обратите вни­ма­ние, что и в слу­чае Полинга, и в слу­чае Шокли мер­то­нов­ский прин­цип орга­ни­зо­ван­но­го скептицизма(24) уже поза­бо­тил­ся об эффек­тив­ном отде­ле­нии зерен от пле­вел: в то вре­мя как ста­тья Шокли и Квиссера о тер­мо­ди­на­ми­че­ском пре­де­ле (ссыл­ка 11 в ста­тье (16)) цити­ру­ет­ся почти 7000 раз, то его ста­тья о расе и IQ (ссыл­ка 12 в ста­тье (16)) име­ет в общей слож­но­сти 15 цитирований.

Углубляясь в дело Шокли, мно­гие из его био­гра­фов свя­зы­ва­ют его подроб­но задо­ку­мен­ти­ро­ван­ные анти­со­ци­аль­ные чер­ты и пове­де­ние: соци­аль­ная замкну­тость и пара­нойя - с пси­хи­че­ским рас­строй­ством и опи­сы­ва­ют его как высо­ко­функ­ци­о­наль­но­го аути­ста. В сво­ей кни­ге «Ген» Мукерджи исполь­зу­ет Шокли, что­бы про­ил­лю­стри­ро­вать эти­че­ские загад­ки редак­ти­ро­ва­ния генов,(27) ука­зы­вая, что одна и та же ком­би­на­ция генов может быть как «спо­соб­ству­ю­щей гени­аль­но­сти», так и «спо­соб­ству­ю­щей раз­ви­тию болез­ней». Что, если при­скорб­ные взгля­ды Шокли были резуль­та­том его пси­хи­че­ско­го рас­строй­ства? Должны ли мы закан­се­лить его в любом слу­чае? Я думаю, нам сле­ду­ет обсу­дить его неод­но­знач­ное насле­дие и извлечь уро­ки из его слож­ной био­гра­фии точ­но так же, как мы можем учить­ся у Фрица Хабера и дру­гих. Эти исто­рии могут рас­ска­зать нам о слож­но­сти мира и чело­ве­че­ско­го разу­ма, о важ­но­сти тер­пи­мо­сти и сочув­ствия. И давай­те оста­вим в покое пре­дел Шокли-Квиссера (и дру­гие назван­ные в честь уче­ных откры­тия и уравнения). (****)

Проблема мора­ли­за­ции и цен­зу­ры нау­ки стар­ше, чем тота­ли­тар­ные режи­мы 20-го века. Например, Джордано Бруно был закан­се­лен (сожжен на кост­ре в 1600 году), посколь­ку его кос­мо­ло­ги­че­ские взгля­ды счи­та­лись угро­зой гос­под­ству­ю­щей идео­ло­гии. Хранители исти­ны, его про­ку­ро­ры, «хоте­ли слу­жить сво­бо­де и спо­соб­ство­вать обще­му благу».(28) Столетие спу­стя Левенгук под­верг само­цен­зу­ре свои иссле­до­ва­ния и отче­ты из-за оскор­би­тель­но­го содер­жа­ния (наблю­де­ния за спер­ма­то­зо­и­да­ми в сперме).(29, 30) В 1911 году Мария Кюри под­верг­лась ост­ра­киз­му за амо­раль­ное пове­де­ние — роман с жена­тым муж­чи­ной (Ланжевеном) после тра­ги­че­ской смер­ти ее мужа Пьера Кюри. Председатель коми­те­та по Нобелевской пре­мии Сванте Аррениус напи­сал Марии Кюри пись­мо, в кото­ром посо­ве­то­вал вви­ду ее сомни­тель­но­го мораль­но­го поло­же­ния не пока­зы­вать­ся на офи­ци­аль­ной цере­мо­нии, где ей будет вру­чать­ся Нобелевская пре­мия по химии. Кюри отве­ти­ла, что она будет участ­во­вать в цере­мо­нии, посколь­ку «пре­мия вру­че­на ей за откры­тие поло­ния и радия», и что «нет ника­кой свя­зи меж­ду ее науч­ной рабо­той и фак­та­ми ее част­ной жизни».(31) Сегодня мы счи­та­ем эту попыт­ку кан­се­лин­га Кюри на осно­ва­нии ее мораль­ной нечи­сто­ты совер­шен­но абсурд­ной, одна­ко по-преж­не­му наблю­да­ем втор­же­ние мораль­ных аргу­мен­тов в науч­ную сферу.(31)

Примеры про­шлых кан­се­лин­гов, совер­шав­ших­ся во имя под­дер­жа­ния мораль­ной чисто­ты (как это пони­ма­лось в то вре­мя), созда­ют полез­ный кон­текст для сего­дняш­ней борь­бы меж­ду сво­бо­дой сло­ва и куль­ту­рой кан­се­лин­га. В 1952 году Алана Тьюринга кан­се­ли­ли из-за того, что он был геем. После того, как он был осуж­ден за «гру­бую непри­стой­ность» и под­верг­нут хими­че­ской кастра­ции, он поте­рял рабо­ту кон­суль­тан­та бри­тан­ской раз­вед­ки, несмот­ря на свой жиз­нен­но важ­ный вклад в воен­ную побе­ду его стра­ны. Ему было отка­за­но во въез­де в Соединенные Штаты. Примерно в то же вре­мя Университет Миннесоты ото­звал пред­ло­же­ние Майклу МакКоннеллу из-за его наме­ре­ния вый­ти замуж за дру­го­го мужчину.(32) МакКоннелл подал в суд, но про­иг­рал, посколь­ку судья назвал одно­по­лые бра­ки «соци­аль­но отвра­ти­тель­ной кон­цеп­ци­ей», несов­ме­сти­мой с заня­ти­ем уни­вер­си­тет­ской должности.

Сегодняшняя цен­зу­ра не оста­нав­ли­ва­ет­ся на очист­ке науч­но­го сло­ва­ря от имен уче­ных, кото­рые «пере­шли чер­ту» или не про­шли идео­ло­ги­че­ские и мораль­ные тесты «избранных».(11) В неко­то­рых школах(33,34) на уро­ках физи­ки пре­по­да­ют уже не «зако­ны Ньютона», а «три фун­да­мен­таль­ных зако­на физи­ки». Почему Ньютон закан­се­ли­ли? Потому что он был белым, а новая идеология(10,12,15) при­зы­ва­ет к отка­зу от под­чер­ки­ва­ния заслуг «белых» и «деко­ло­ни­за­ции» учеб­ной про­грам­мы. Комментарий в жур­на­ле Nature(35) при­зы­ва­ет заме­нить обще­при­ня­тый тех­ни­че­ский тер­мин «кван­то­вое пре­вос­ход­ство» (quantum supremacy) на «кван­то­вое пре­иму­ще­ство» (quantum advantage). Авторы счи­та­ют англий­ское сло­во «пре­вос­ход­ство» «испол­нен­ным наси­лия» и при­рав­ни­ва­ют его исполь­зо­ва­ние к про­па­ган­де расиз­ма и коло­ни­а­лиз­ма. Они так­же пре­ду­пре­жда­ют нас об «ущер­бе», при­чи­ня­е­мом исполь­зо­ва­ни­ем тако­го тер­ми­на, как «заво­е­ва­ние» (“conquest”). Предположительно от прин­ци­па «раз­де­ляй и власт­вуй» тоже при­дет­ся отка­зать­ся. Примечательно, что эта пого­ня за при­ви­де­ни­я­ми в совет­ском сти­ле наби­ра­ет обороты.

Сотрудничая со сво­ей целе­вой груп­пой по вопро­сам Диверсификации, Равенства и Инклюзивности (Diversity, Equity, and Inclusion), Департамент инфор­ма­ци­он­ных и тех­но­ло­ги­че­ских услуг Мичиганского уни­вер­си­те­та решил очи­стить язык внут­ри уни­вер­си­те­та и за его пре­де­ла­ми (путем вве­де­ния огра­ни­че­ний для уни­вер­си­тет­ских постав­щи­ков) от таких оскор­би­тель­ных и расист­ских тер­ми­нов, как «пик­ник» (“picnic”), «ланч из корич­не­во­го паке­та» (“brown bag lunch”) (*****), «чер­но-белое мыш­ле­ние» (“black-and-white thinking”), «мастер-пароль» (“master password”), «фик­тив­ная пере­мен­ная» (“dummy variable”), «отклю­чен­ная систе­ма» (“disabled system”), «дедуш­кин акка­унт» (“grandfathered account”), «аргу­мент соло­мен­но­го чуче­ла» (“strawman argument”) и «дав­но не виде­лись» (“long time no see”). «Список не явля­ет­ся исчер­пы­ва­ю­щим и будет рас­ши­рять­ся», — гово­рит­ся в записке.(36) Действительно, новые сло­ва отме­ня­ют­ся каж­дый день: я толь­ко что узна­ла, что сло­во «нор­маль­ный» (“normal”) боль­ше не будет исполь­зо­вать­ся на упа­ков­ке мыла Dove, пото­му что «оно застав­ля­ет боль­шин­ство людей чув­ство­вать себя исклю­чен­ны­ми» (37) (выде­ле­но мной; см. рису­нок 3).

Рисунок 3. «Производитель мыла Dove отка­жет­ся от сло­ва “нор­маль­ный” в кос­ме­ти­че­ских про­дук­тах» — заго­ло­вок ста­тьи New York Times(37) от 13 мар­та 2021 г. Текст на рисун­ке: «Компания Unilever, кото­рой при­над­ле­жат такие брен­ды, как Dove и Sunsilk, заяви­ла, что в резуль­та­те про­ве­ден­но­го иссле­до­ва­ния было уста­нов­ле­но, что сло­во “нор­маль­ный” (******) застав­ля­ет боль­шин­ство людей чув­ство­вать себя исклю­чен­ны­ми. Представитель ком­па­нии сооб­щил, что сло­во “нор­маль­ный” будет уда­ле­но из более чем 200 про­дук­тов. «Изменения дав­но назре­ли и были «совер­шен­но необ­хо­ди­мы»…», — ска­за­ла Атех Джуэл, жур­на­лист­ка, пишу­щая о кос­ме­ти­ке, член кон­суль­та­тив­но­го сове­та Британского кос­ме­ти­че­ско­го совета».(37)

Есть ли у слов соб­ствен­ная жизнь и сила? Могут ли они дей­стви­тель­но при­чи­нить вред? Несут ли они скры­тые сооб­ще­ния? Идеология утвер­жда­ет имен­но это и при­зы­ва­ет нас всех посто­ян­но сле­дить за таки­ми опас­но­стя­ми. Если вы не уве­ре­ны, что вам сле­ду­ет оби­деть­ся, про­смот­ри­те спи­сок мик­ро­агрес­сий: быст­рый поиск в Google пока­жет мно­же­ство офи­ци­аль­ных доку­мен­тов из серьез­ных учре­жде­ний, кото­рые, за неко­то­ры­ми исклю­че­ни­я­ми, зву­чат как набро­сок к сле­ду­ю­ще­му филь­му о Борате.(38) Если ниче­го най­ти не уда­ет­ся, все­гда мож­но оскор­бить­ся зву­ка­ми ино­стран­но­го язы­ка. В Университете Южной Калифорнии про­фес­со­ра недав­но отстра­ни­ли от пре­по­да­ва­ния, пото­му что сту­ден­ты утвер­жда­ли, что их оскор­би­ло зву­ча­ние китай­ских слов, исполь­зо­ван­ных для иллю­стра­ции слов, запол­ня­ю­щих пау­зы, на заня­ти­ях по коммуникации.(39,40)

Почему я реши­ла напи­сать это эссе? В кон­це кон­цов, я не фанат Шокли, его евге­ни­че­ские взгля­ды мне про­тив­ны. Несмотря на его колос­саль­ный вклад в реше­ние одной из самых акту­аль­ных задач, с кото­ры­ми мы стал­ки­ва­ем­ся, — исполь­зо­ва­ние сол­неч­ной энер­гии — я бы не хоте­ла сидеть рядом с ним на зва­ном обе­де. Однако тер­мин «пре­дел Шокли – Квиссера» не вызы­ва­ет у меня эмо­ци­о­наль­но­го откли­ка. Ни «эффект Штарка», ни «про­цесс Хабера – Боша», ни «еди­ни­цы Дебая». Для боль­шин­ства уче­ных это удоб­ные ярлы­ки, напо­ми­на­ю­щие нам о том, что собо­ры нау­ки постро­е­ны про­сты­ми смерт­ным (21). Всего лишь ярлы­ки, а не какие-то высо­ко­чти­мые сим­во­лы для почи­та­ния. Так поче­му бы нам не убла­жить тех, кто утвер­жда­ет, что чув­ству­ет иначе(16) и не пере­име­но­вать все, что попа­да­ет­ся на гла­за? В кон­це кон­цов, пере­име­но­вать урав­не­ния даже про­ще, чем пере­име­но­вать горо­да, зда­ния или достопримечательности.

Ответ прост: на кар­ту постав­ле­но наше буду­щее. Как сооб­ще­ство мы сто­им перед важ­ным выбо­ром. Можно под­дать­ся крайне левой идео­ло­гии и про­ве­сти оста­ток сво­ей жиз­ни в погоне за при­ви­де­ни­я­ми и ведь­ма­ми, пере­пи­сы­вая исто­рию, поли­ти­зи­руя нау­ку, пере­опре­де­ляя эле­мен­ты язы­ка и пре­вра­щая обра­зо­ва­ние STEM (нау­ка, тех­но­ло­гия, инже­не­рия и мате­ма­ти­ка) в фарс.(41−44) Или же, напро­тив, мож­но под­дер­жать клю­че­вой прин­цип демо­кра­ти­че­ско­го обще­ства — сво­бод­ный и нецен­зу­ри­ро­ван­ный обмен иде­я­ми — и про­дол­жить нашу основ­ную мис­сию — поиск исти­ны, сосре­до­то­чив вни­ма­ние на реше­нии реаль­ных, важ­ных про­блем человечества.

Уроки исто­рии мно­го­чис­лен­ны и однозначны.(17) Несмотря на огром­ные при­род­ные и чело­ве­че­ские ресур­сы, СССР про­иг­рал холод­ную вой­ну, рас­сы­пал­ся и рас­пал­ся. Интересно, что даже лиде­ры самых репрес­сив­ных режи­мов смог­ли в какой-то сте­пе­ни понять сла­бость тота­ли­тар­ной нау­ки. Например, в раз­гар Большого террора(5,13) Капица и Иоффе смог­ли убе­дить Сталина в важ­но­сти физи­ки для воен­но­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го пре­иму­ще­ства, вплоть до того, что Сталин выпу­стил несколь­ко аре­сто­ван­ных физи­ков. (*******) Например, Фок и Ландау были осво­бож­де­ны (одна­ко, по оцен­кам, за это вре­мя погиб­ло око­ло 10% физи­ков в стране (17)). В кон­це соро­ко­вых годов, после того, как физи­ки-ядер­щи­ки объ­яс­ни­ли, что без тео­рии отно­си­тель­но­сти не будет ядер­ной бом­бы, Сталин свер­нул запла­ни­ро­ван­ную кам­па­нию про­тив физи­ки и пору­чил Берии дать физи­кам немно­го сво­бо­ды. Это при­ве­ло к зна­чи­тель­ным успе­хам и дости­же­ни­ям совет­ских уче­ных в несколь­ких обла­стях. Однако ни Сталин, ни после­ду­ю­щие совет­ские лиде­ры не смог­ли пол­но­стью отка­зать­ся от кон­тро­ля. Государственный кон­троль над нау­кой обер­нул­ся гран­ди­оз­ным про­ва­лом, а попыт­ки зала­тать рас­ши­ря­ю­щу­ю­ся про­пасть меж­ду Западом и Востоком с помо­щью шпи­о­на­жа не помогли.(17) Сегодня Россия без­на­деж­но отста­ет от Запада как в тех­но­ло­ги­ях, так и в каче­стве жиз­ни. В кни­ге «Тоталитарная нау­ка и тех­но­ло­гия» при­во­дит­ся еще мно­го при­ме­ров таких неудач­ных экспериментов.(17)

Сегодня STEM ищет клю­чи к реше­нию про­блем, гораз­до более важ­ных, чем гон­ка ядер­ных воору­же­ний: нуж­но обра­тить вспять изме­не­ние кли­ма­та, бороть­ся с гло­баль­ным голо­дом и бед­но­стью, кон­тро­ли­ро­вать пан­де­мии и учить­ся при­ме­нять воз­мож­но­сти новых тех­но­ло­гий (кван­то­вые вычис­ле­ния, био­ин­же­не­рия и воз­об­нов­ля­е­мые источ­ни­ки энер­гии) на поль­зу человечеству.

Согласие с идео­ло­ги­че­ским втор­же­ни­ем в нау­ку и отказ от мер­то­нов­ских принципов(24) будет сто­ить нам доро­го. Мы не можем себе это­го позволить.

Автор: Anna I. Krylov — Department of Chemistry, University of Southern California, Los Angeles, California, United States.
Оригинал ста­тьи: The Peril of Politicizing Science
Перевод: Редакция T-invariant

 

Ссылки

(1) Gessen, M. The photo book that captured how the Soviet regime made the truth disappear. The New Yorker ; 2018.

(2) Wikipedia article about the city of Donetsk.

(3) Hughesovka and the new Russia: Gwin Alf Williams in Donetsk. Review by D. Moore, 2014.

(4) Bursa, G. R. F. Political Changes of Names of Soviet Towns. In The Slavonic and East European Review , 1985, vol. 63; pp 161– 193.

(5) Solzhenitsyn, A. I. The Gulag Archipelago; 1973.

(6)Graham, L. R. Science, Philosophy, and Human Behavior in the Soviet Union; Columbia University Press, 1991.

(7) Pechenkin, A. A. The 1949 – 1951 anti-resonance campaign in Soviet science. LLULL 1995, 18, 135

(8) Graham, L. R. A Soviet Marxist view of structural chemistry: The theory of resonance controversy. Isis 1964, 55, 20, DOI: 10.1086/349792, https://doi.org/10.1086/349792

(9) Pauling’s theory of resonance: A Soviet controversy. The Pauling blog, 2009.
Как писал Полинг в пись­ме Фрэнку Айделотту в 1951 году: «Что каса­ет­ся рус­ских уче­ных и науч­ных спо­ров, я дол­жен ска­зать, что мне очень труд­но понять, что про­ис­хо­дит. Наиболее веро­ят­ное объ­яс­не­ние состо­ит в том, что неко­то­рые рус­ские уче­ные исполь­зу­ют поли­ти­че­скую ситу­а­цию для про­дви­же­ния себя за счет сво­их кол­лег. При этом дру­гие втя­ги­ва­ют­ся в поле­ми­ку и по прак­ти­че­ским сооб­ра­же­ни­ям вынуж­де­ны при­со­еди­нить­ся к тем, кто гово­рит, что они под­дер­жи­ва­ют пра­виль­ную марк­сист­скую пози­цию. Я вни­ма­тель­но про­чи­тал рос­сий­ские ста­тьи и дол­жен ска­зать, что не могу понять аргументов».

(10) Pluckrose, H.; Lindsay, J. A. Cynical Theories: How Activist Scholarship Made Everything about Race, Gender, and Identity — and Why This Harms Everybody; Pitchstone Publishing: Durham, NC, 2020.

(11) McWhorter, J. The Elect: The threat to a progressive America from anti-black anti-racists. Substack , 2021. Прим. пер. Статья в пере­ра­бо­тан­ном виде вошла в его кни­гу.

(12) Zinsmeister, K. The compound fractures of identity politics. City Journal, 2021.

(13) Wikipedia article about the Great Terror.

(14) Diversity & inclusion syllabus statements at Brown university, (accessed 2021-03-21). Пример утвер­жде­ния о Диверсификации, Равенстве и Инклюзивности (Diversity, Equity, and Inclusion) из про­грам­мы кур­са: «В иде­аль­ном мире нау­ка была бы объ­ек­тив­ной. Однако боль­шая часть нау­ки субъ­ек­тив­на и исто­ри­че­ски постро­е­на неболь­шой груп­пой при­ви­ле­ги­ро­ван­ных голо­сов. Я при­знаю, что мате­ри­а­лы для это­го кур­са, вклю­чая про­грам­му чте­ния кур­са и BCP, были напи­са­ны белы­ми муж­чи­на­ми. Кроме того, курс часто фоку­си­ру­ет­ся на исто­ри­че­ски важ­ных ней­ро­био­ло­ги­че­ских экс­пе­ри­мен­тах, кото­рые в основ­ном про­во­ди­лись белы­ми мужчинами».

(15) Antiracist pedagogy: YALE Poorvu Center for teaching and learning, (accessed 2021-03-21). Рекомендации вклю­ча­ют «децен­тра­цию белиз­ны в содер­жа­нии кур­са» и «созда­ние тестов, кото­рые поз­во­лят уча­щим­ся про­де­мон­стри­ро­вать раз­лич­ные зна­ния и спо­со­бы позна­ния». Примеры пере­до­вой прак­ти­ки вклю­ча­ют: «Доцент Йельского уни­вер­си­те­та по инфор­ма­ти­ке… вклю­ча­ет дис­кус­сии о дис­кри­ми­на­ци­он­ной расо­вой исто­рии инфор­ма­ти­ки и мате­ма­ти­ки как спо­соб помочь сту­ден­там понять поли­ти­ку и силу обла­стей, кото­рые часто счи­та­ют­ся объективными».

(16) Ehrler, B.; Hutter, E. M.; Berry, J. J. The complicated morality of named inventions. ACS Energy Lett. 2021, 6, 565, DOI: 10.1021/acsenergylett.0c02657.

(17) Josephson, P. R. Totalitarian Science and Technology; Humanity Books: Amherst, NY, 2005.

(18) Stark, J. The attitude of the German government towards science. Nature 1934, 133, 614, DOI: 10.1038/133614b0

(19) Jones, S. The Quantum Ten: A Story of Passion, Tragedy, Ambition, and Science; Thomas Allen Publishers: Toronto, 2008.

(20) Evolution society renames Fisher Prize; some of us wrote a letter in response. (Post on Jerry Coyne’s blog), 2021. Прим. пер. См. так­же Bodmer W, Bailey RA, Charlesworth B, Eyre-Walker A, Farewell V, Mead A, Senn S (2021) The outstanding scientist, R.A. Fisher: His views on eugenics and race. Heredity 126 565.

(21) Coffey, P. Cathedrals of Science: The Personalities and Rivalries That Made Modern Chemistry; Oxford University Press, Inc., 2008.

(22) Stern, F. Fritz Haber: Flawed greatness of person and country. Angew. Chem., Int. Ed. 2012, 51, 50, DOI: 10.1002/anie.201107900.

(23) Wikipedia article about Hans Hellmann. Прим. пер. См. так­же Mikhail Shifman. Between Two Evils.

(24) Wikipedia article about R. K. Merton. Мертон опре­де­лил набор иде­а­лов, кото­рые он счи­тал неотъ­ем­ле­мы­ми для целей и мето­дов нау­ки и обя­за­тель­ны­ми для уче­ных. Мертоновские нор­мы нау­ки, кото­рые часто обо­зна­ча­ют­ся англий­ской аббре­ви­а­ту­рой CUDOS, вклю­ча­ют сле­ду­ю­щее: (i) Коммунализм: общая соб­ствен­ность на науч­ные откры­тия, соглас­но кото­рой уче­ные отка­зы­ва­ют­ся от интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти в обмен на при­зна­ние; (ii) Универсализм, соглас­но кото­ро­му заяв­ки на исти­ну оце­ни­ва­ют­ся с точ­ки зре­ния уни­вер­саль­ных или без­лич­ных кри­те­ри­ев, а не на осно­ве расы, клас­са, пола, рели­гии или наци­о­наль­но­сти; (iii) Бескорыстие, соглас­но кото­ро­му уче­ные воз­на­граж­да­ют­ся за дей­ствия, кото­рые внешне кажут­ся бес­ко­рыст­ны­ми; и (iv) Организованный скеп­ти­цизм: все идеи долж­ны быть про­ве­ре­ны и под­верг­ну­ты стро­го­му, струк­ту­ри­ро­ван­но­му изу­че­нию сообщества.

(25) Harari, Y. N. 21 Lessons for the 21st Century; Random House: New York, 2018.

(26) Wikipedia article about Linus Pauling. See “Medical research and vitamin C advocacy” section.

(27) Mukherjee, S. The gene: An intimate history; Scribner: New York, 2017.

(28) Wikipedia article about Giordano Bruno.
В 2000 году кар­ди­нал Содано назвал смерть Бруно «печаль­ным эпи­зо­дом», но высту­пил в защи­ту инкви­зи­то­ров, кото­рые «хоте­ли слу­жить сво­бо­де и спо­соб­ство­вать обще­му бла­гу и дела­ли все воз­мож­ное, что­бы спа­сти его жизнь».

(29) Kremer, J. The significance of Antoni van Leeuwenhoek for the early development of andrology. Andrologia 1979, 11, 243, DOI: 10.1111/j.1439-0272.1979.tb02195.x

(30) Poppick, L. The long, winding tale of sperm science. Smithsonian; 2017.
Когда Левенгук писал Лондонскому коро­лев­ско­му обще­ству о сво­ем откры­тии спер­ма­то­зо­и­дов в 1677 году, он пред­ва­рял свой отчет сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Если ваша свет­лость счи­та­ет, что эти наблю­де­ния могут вызвать отвра­ще­ние или оскор­бить уче­ных, я искренне про­шу вашу свет­лость рас­смат­ри­вать их кон­фи­ден­ци­аль­но и опуб­ли­ко­вать или уни­что­жить по сво­е­му усмотрению».

(31) Gingras, Y. The moralisation of science is challenging its autonomy, 2019. Прим. пер. См. так­же Yves Gingras. Will Moralization of Science Lead to “Better” Science?

(32) Eckholm, E. The same-sex couple who got a marriage license in 1971. New York Times , 2015.

(33) Weiss, B. The miseducation of America’s elites. City Journal , 2021.

(34) Somerville, E. Isaac Newton latest historical figure swept up in ’decolonisation’ drive. The Telegraph , 2021.
В про­ек­те «раз­ра­бот­ки инклю­зив­ной учеб­ной про­грам­мы» Шеффилдского уни­вер­си­те­та (Великобритания) гово­рит­ся о Дираке, Лапласе, Ньютоне и Лейбнице: «мож­но счи­тать, что они извлек­ли выго­ду из дея­тель­но­сти коло­ни­аль­ной эпо­хи», и, сле­до­ва­тель­но, их сле­ду­ет исклю­чить из учеб­ной про­грам­мы инже­нер­но­го дела. «Деколонизация учеб­ной про­грам­мы — это непре­рыв­ный про­цесс, кото­рый побуж­да­ет нас вклю­чать исто­ри­че­ски мар­ги­на­ли­зи­ро­ван­ные или подав­ля­е­мые зна­ния во все дис­ци­пли­ны… что­бы все наши сту­ден­ты име­ли воз­мож­ность уви­деть свое отра­же­ние в том, чему их учат», — ска­зал пред­ста­ви­тель университета.

(35) Palacios-Berraquero, C.; Mueck, L.; Persaud, D. M. We will take ’quantum advantage’. Nature 2019, 576, 213, DOI: 10.1038/d41586-019-03781-0.

(36) Executive summary by “Words Matter” taskforce, 2020.

(37) Taylor, D. B. Maker of Dove soap will drop the word ’normal’ from beauty products; New York Times , 2021.

(38) Examples of microagressions and recommendations on inclusive language from University of California, University of Colorado, University of Minnesota, and University of Michigan; retrieved from internet; Link to exhibits, 2020.

(39) Soave, R. USC suspended a communications professor for saying a Chinese word that sounds like a racial slur; Reason , 2020.

(40) Volokh, E. USC communications professor “on a short-term break” for giving Chinese word “neige” as example; The Volokh Conspiracy, Reason, 2020.

(41) Путь к спра­вед­ли­во­му обу­че­нию мате­ма­ти­ке: ресур­сы и реко­мен­да­ции, кото­рые помо­гут афро­аме­ри­кан­ским, лати­но­аме­ри­кан­ским и мно­го­языч­ным уча­щим­ся добить­ся успе­ха в 6 – 8 клас­сах (источ­ник на англий­ском язы­ке). С веб-сай­та: «Путь к спра­вед­ли­во­му обу­че­нию мате­ма­ти­ке» — это дей­ствен­ный набор инстру­мен­тов, пред­на­зна­чен­ный для под­держ­ки рав­но­го досту­па к мате­ма­ти­че­ским стан­дар­там для афро­аме­ри­кан­цев, лати­но­аме­ри­кан­цев и мно­го­языч­ных уча­щих­ся 6 – 8 клас­сов. Мы при­гла­ша­ем руко­во­ди­те­лей школ, пре­по­да­ва­те­лей и акти­ви­стов при­со­еди­нить­ся к нам и вос­поль­зо­вать­ся эти­ми вир­ту­аль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, что­бы глуб­же изу­чить каж­дый из набо­ра инстру­мен­тов». Программа, под­дер­жи­ва­е­мая мно­го­чис­лен­ны­ми обра­зо­ва­тель­ны­ми сове­та­ми и фон­да­ми, в том чис­ле Управлением обра­зо­ва­ния окру­га Лос-Анджелес и фон­дом Билла и Мелинды Гейтс, при­зы­ва­ет «раз­ру­шить пре­вос­ход­ство белой расы», кото­рое про­яв­ля­ет­ся в том что учи­те­ля наста­и­ва­ют на «полу­че­нии “пра­виль­но­го” отве­та» и тре­бу­ют что­бы уча­щи­е­ся «пока­зы­ва­ли свои выкладки».

(42) McWhorter, J. Is it racist to expect black kids to do math for real?; It Bears Mentioning, 2021.

(43) Klainerman, S. There is no such thing as “white” math. Common Sense with Bari Weiss; 2021.

(44) Deift, P.; Jitomirskaya, S.; Klainerman, S. America is flunking math. Persuasion , 2021.

Примечания пере­вод­чи­ка

(*) См. G. Lukianoff and R. Schlott, The Cancelling of the American Mind, Simon and Schuster, 2023. В кни­ге дает­ся опре­де­ле­ние “Cancel Culture” — “куль­ту­ры отме­ны”: «Подъем, начав­ший­ся при­мер­но в 2014 году и уско­ря­ю­щий­ся в 2017 году и позд­нее, кам­па­ний по уволь­не­нию, отка­зу в при­гла­ше­ни­ях, бой­ко­ту, лише­нию воз­мож­но­сти выска­зать­ся на пуб­лич­ных пло­щад­ках или ино­му нака­за­нию людей за выска­зы­ва­ния, кото­рые защи­ще­ны или долж­ны быть защи­ще­ны стан­дар­та­ми Первой поправ­ки, а так­же атмо­сфе­ра стра­ха и кон­фор­миз­ма, воз­ник­шая в резуль­та­те это­го подъ­ема.» Здесь име­ет­ся вви­ду Первая поправ­ка к Конституции США, где гаран­ти­ру­ет­ся сво­бо­да сло­ва. Другое опре­де­ле­ние мож­но про­чи­тать здесь: Anne Applebaum. The New Puritans.

(**) Шредингера уже закан­се­ли­ли в Ирландии. См. здесь.

(***) См. био­гра­фию Гельмана; вве­де­ние (на рус­ском язы­ке), напи­сан­ное его сыном, к учеб­ни­ку по кван­то­вой химии доступ­но здесь.

(****) Теперь пере­име­но­вы­ва­ют еще и птиц. См. здесь.

(*****) В США про­дук­ты и зака­зы на вынос часто про­да­ют­ся в корич­не­вых бумаж­ных пакетах.

(******) Например, «мыло для нор­маль­ной кожи»

(*******) См. здесь.

  12.12.2023

, , ,